Главная » Лумада » История» Ассирийская диаспора: 100 лет в России
Ассирийская диаспора: 100 лет в России

Одним из краеугольных камней в основании нашего государства всегда являлся принцип многонациональности. Ещё на заре истории Русского государства в него входили различные племена и народы. Каждый из них может назвать Россию своей исторической родиной. Однако есть и такие народы, для которых Россия стала их новым домом. С давних пор в Москве селились представители (других разных) государств – греки, итальянцы, французы, армяне, грузины, евреи и многие другие. Различные причины заставляли людей перебраться в Российское государство. Так, ровно сто лет назад в Османской империи пришли к власти младотурки. Нередко на волне подъёма национального движения в той или иной стране страдают национальные меньшинства, не вписывающиеся в новую политику государства. Именно это и произошло с коренными народами Турции, а именно с ассирийцами, армянами, греками и езидами. 

Юго-Восток Турции и Северо-Запад Ирана.

Территория проживания ассирийцев, бежавших в Россию

 

К большому сожалению, трагедия ассирийского народа до сих пор является малоизученной темой в отечественной исторической науке. Возможно, это связано с тем, что данная тема кажется не имеющей какого-либо важного для общества значения, однако это вовсе не так. Темой 

данной публикации является история московской ассирийской диаспоры, которая в этом году отмечает столетие своего существования.

Ассирийцы – семитский народ (как арабы и евреи), потомки населения древней Ассирийской империи, говорящие на арамейском языке – официальном языке Ассирии [1]. Вплоть до арабской экспансии на территории современных Сирии и Ирака ассирийцы составляли значительную часть населения Междуречья – территории между реками Тигр и Евфрат [2]. Сегодня историческая территория проживания ассирийцев поделена между Ираком, Турцией, Сирией и Ираном. Важной консолидирующей силой для ассирийцев была и по сей день остаётся религия – подавляющее большинство ассирийцев являются христианами. Конечно, при исламизации и арабизации региона многие из них были ассимилированы, однако немалая часть сохранила приверженность своей вере. С самого начала ассирийцы разделились на две ветви – западные, которые являются прихожанами Сирийской Православной церкви; и восточные – прихожане Ассирийской церкви Востока. Впоследствии, благодаря деятельности католических миссионеров, в обеих церквях произошли расколы, приведшие к образованию Сиро-Католической церкви и Халдейской Католической церкви. Большинство ассирийцев России являются прихожанами Святой Соборной Апостольской Ассирийской Церкви Востока, ошибочно называемых «несторианами». Основателями Церкви Востока принято считать апостолов Петра, Фому, Фаддея и Варфоломея. Так, в своём «Первом послании к Римлянам» апостол Пётр пишет: «Приветствует вас избранная, подобно вам, церковь в Вавилоне…» [3]. Таким образом, ещё при жизни апостолов в Вавилоне была христианская община. 

Священники Церкви Востока в Центральной Азии

 

Вопреки устоявшемуся мнению,  русские и ассирийцы имеют гораздо более  долгую историю взаимоотношений. Так,  согласно Никоновской летописи первым  митрополитом Киевским, назначенным  после крещения князя Владимира, был  Михаил – сириец понациональности:  «…Ряд древнерусских источников  называет Михаила Сирийца первым  митрополитом Киевским, крестившим русские земли в IX веке…» [4]. Здесь  следует заметить, что средневековое  название «сириец» тождественно понятию «ассириец», поскольку современные  ассирийцы – это прямые потомки средневековых сирийцев: сам термин «сирийцы» - не что иное, как усечённая форма слова «ассирийцы» [5]. С приходом христианства русские смогли познакомиться с великими творениями святых отцов Церкви, среди которых было немало как самих ассирийцев, так и деятелей Ассирийской Церкви Востока, этнически не являвшимися ассирийцами. Преподобный Ефрем Сирин, Исаак Сирин, Симеон Персидский и многие другие святые известны практически каждому ассирийцу, широко известны и почитаемы и в Русской Православной Церкви. Немалую роль сыграли ассирийцы и в Монгольской империи. Дело в том, что миссионеры Ассирийской Церкви Востока дошли с проповедью христианской веры вплоть до Китая, Средней Азии, а по некоторым данным, и Японии [6]. Среди высшей татаро-монгольской знати было немало прихожан Церкви Востока, например, правнук Чингисхана Сартак [7]. Однако в 1312 г. при восшествии на престол хана Узбека начавшееся ранее распространение ислама было окончательно утверждено. Именно при Узбеке начала насаждаться новая религия. Как утверждает Л.Н. Гумилёв: «Поволжские монголы-несториане в 1312 г. отказали в повиновении узурпатору хану Узбеку, принуждавшему их принять ислам. Часть их погибла во внутренней войне (1312-1315), а уцелевшие спаслись к единоверцам на Русь и вошли в состав московских ратей, громивших Мамая на Куликовом поле и остановивших затем натиск Литвы» [8]. Известен факт перехода на службу к Дмитрию Донскому некого «царевича Серкиза» из Большой Орды. Хотя сам царевич не был ассирийцем по национальности, он явно носил совсем несвойственное для татаро-монгол имя – Серкиз (или Саргис). Учитывая то, какое распространение имела Церковь Востока в то время, нетрудно догадаться, откуда Серкиз получил своё имя. Именно с искажённой формой имени Серкиз – Черкиз связано появление четырёх селений под названием Черкизово в окрестностях Москвы, одно из которых впоследствии стало одним из районов столицы [9]. Вполне вероятно, что многие ассирийцы тогда же перебрались в Русское государство, избегая притеснений.

После нашествия Тамерлана ассирийцы, всегда относившиеся с уважением к другим религиям, игравшие некогда большую роль в Арабском Халифате, а позже в Монгольской империи со временем практически замкнулись в горах нынешней Восточной Турции – на территории, бывшей некогда частью Северной Ассирии [10].

Испытывая постоянный гнёт со стороны большинства населения, ассирийцы продолжали жить на своей исторической земле, однако в 1915 году им пришлось бежать оттуда. Многие бежали к единоверцам – в Российскую империю. Надо сказать, что ассирийцы и до этого бывали в России, однако по большей части приезжали на сезонные работы в Закавказье. До Москвы ассирийцы также добирались – это были ассирийские (можно убрать часто повторяется) торговцы, сезонные работники (т.н. отходники), учащиеся Лазаревского института [11]. При этом вероятнее всего первые постоянные поселенцы в Москве появились после Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., однако, по всей видимости, они не составили постоянную диаспору и были ассимилированы к 1915 году, когда в Россию хлынул основной поток беженцев из Турции и Ирана.

Ассирийцев – прихожан Церкви Востока возглавляли на протяжении столетий патриархи, как некогда в Черногории. Когда грянула 1-ая Мировая война и ассирийцы оказались во враждебном окружении, Патриарх Мар Биньямин Шимун принял тяжёлое решение и повёл за собой большую часть народа в Иран в надежде на помощь русской армии, которая была расквартирована в Персии. Однако патриарх был убит, народ начал рассеиваться. Поскольку ассирийцы считали русских братским христианским народом, немалая их часть, находившаяся тогда в Иране, отправилась в Российскую империю. Также ассирийцы Турции уходили в Россию вместе с армянами через окрестности Арарата. Именно тогда, в 1915-1920 гг., и было основано большинство колоний ассирийцев в Российской империи. Так, часть их осела в Закавказье и южных губерниях, однако немало ассирийцев поселилось в средней полосе, в том числе и в Москве.

Патриарх Мар Биньямин Шимун

 

Одними из первых до столицы добрались жители области Диз, находящейся в Турции. Именно они основали знаменитую на всю Москву ассирийскую «колонию» на Самотёке. Далее появлялись всё новые места компактного проживания ассирийцев: Пресня и Тишинка были заселены ассирийцами из местности Джилу, на Большой Никитской улице и окрестных переулках жили выходцы из деревни Ко, что находится в районе Тал в Турции. Выходцы из Гявара компактно проживали в Замоскворечье, на  Новокузнецкой улице и близлежащих переулках, на Октябрьской улице, а также в районе Сретенки вместе с жителями Диза и Барвара. Уроженцы деревни Шапут вместе с выходцами из Гявара поселились на Мытной улице и т.д. Жители местности Нудиз жили в районе Таганки и улицы Зацепа. Как видим, сложно было найти в Москве уголок, где бы ассирийцы не жили. 

Территория расселения ассирийцев в Москве в 1920-1930-е гг. (по книге Михайлова [12])

 

К тому моменту, когда большинство ассирийцев добралось до Москвы, Россия уже пережила две революции. Началась Гражданская война. Разумеется, в эти годы нелегко пришлось всему российскому народу, а беженцам, не знавшим русского языка, оказавшимся вдали от родных мест и привычного уклада жизни, было тяжело вдвойне. Однако ассирийцы довольно быстро освоились в новых условиях, ведь их жизнь на родине – в суровых горах Хаккяри, представляла собой сплошную череду испытаний, но с одним важным отличием – здесь, в Москве, они не гибли из-за своих религиозных воззрений. Вскоре ассирийские беженцы, занимающиеся чисткой обуви, стали одной из наиболее колоритных и известных диаспор старой Москвы. При этом заметим, что вопреки устоявшемуся стереотипу далеко не все они занимались исключительно чисткой обуви. К примеру, выходцы из Шапута, жившие на Мытной улице, занимались изготовлением и продажей кондитерских изделий, а жители Самотёки организовали производство обувной фурнитуры. Вот что об этом пишет этнолог С. Михайлов: «Могу рассказать и о случае из истории моей семьи, связанном с московскими ассирийцами … Мой прадед, Иван Петрович Михай­лов благополучно вернулся с фронтов Первой мировой войны, но из-за слабого здоровья в 1928 году умер. Осталась вдова — моя пра­бабушка Раиса Ивановна, с двумя малолетними дочерьми на руках. Понятно, что ставить их на ноги было очень сложно. За домом находился большой сарай, в котором ассирийцы-дизная из дома на Самотёке разместили производство обувной фурнитуры: шнурков, стелек и прочего. Ассирийцы предлагали работу жителям окрестных домов. Много работы на дом у них брала и моя прабабушка. Для семьи, оставшейся без кормильца, такой дополнительный за­работок был просто спасением. Она ставила наклепки на шнурки, шила стельки. С ассирийцами-дизная у нее, впрочем, как и у других соседей, сложились прекрасные отношения. Ассирийцы часто при­глашали их на свой праздник Мар-Шалыта, во двор дома в 3-м Са­мотёчном переулке» [13]. Несмотря на некоторую закрытость и патриархальность ассирийского общества, они всегда умели находить общий язык со своими соседями независимо от их уровня благосостояния, национальности или вероисповедания. 

Постепенно жизнь в общине наладилась. В 1924 г. ассирийцы даже создали свою организацию – Всероссийский Союз Ассирийцев «Хояд-Атур» впоследствии известный как «Хаядта». В Москве для приобщения беженцев к новым специальностям Союзом ассирийцев к 1926 году было создано девять предприятий: продуктовые магазины, гуталиновые мастерские, столовые, одно транспортное предприятие, чугунолитейный завод в Вешняках [13]. Открывались школы с обучением на ассирийском, а на Сретенском бульваре у ассирийцев появился клуб. Однако наступали тяжёлые годы репрессий. Как пишет С.М. Садо в своей книге «Материалы к биографическому словарю ассирийцев в России»: «Деятельность «Хаядты» прекращена в марте 1937 г., а в течение 1937-1938 гг. были арестованы и уничтожены практически все деятели Союза того периода как в Москве, так и в других городах, закрыты ассирийские школы, ассирийское отделение педагогического технику­ма в Армавире, ассирийские секции в нацсекторе «Учпедгиза» и дру­гих издательств. Прекращено издание единственной ассирийской га­зеты «Звезда Востока», выходившей в Тифлисе с 1928 г. Обвинения были стандартные по тем временам: антисоветизм, контрреволюционная дея­тельность, шпионаж, национализм, вредительство и тому подобное» [14]. Разумеется, все эти обвинения не имели никакого отношения к советским ассирийцам, большая часть которых состояла из простых рабочих и крестьян. Всегда испытывая уважение и любовь к России, ассирийцы старались воспитывать в том же духе и своих детей. Даже ужасные репрессии 1937 г. не смогли взрастить в ассирийском народе ненависть по отношению к стране, которая стала их новым домом. 

Именно поэтому в 1941 г. ассирийцы, как и представители многих других народов, пошли воевать, чтобы защитить свою родину от неприятеля (врага??). Интересно, что когда началась Великая Отечественная война, ассирийцы-мужчины массово шли на фронт. Многие, у кого были иранские паспорта, стремились получить советские и отправиться на защиту своей новой родины [15]. В их числе два человека, удостоившиеся звания Героя Советского Союза (Вильгельм вроде нашёл сведения, что всё таки 4 героя) – это Сархошев Сергей Абрамович и москвич Давыдов Ладо Шириншаевич. Многие ассирийцы получили и другие награды за проявленную храбрость в годы войны. Среди уроженцев нашего города, прошедших войну, был и известный советский альпинист, ассириец по матери, Ерохин Игорь Александрович.

Несмотря на то, что ассирийцы хорошо интегрировались в советское общество, они продолжали следовать и своим традициям, некоторые из которых шли в то время вразрез с официальной идеологией советского государства. Так, ассирийцы сохраняли свою веру. Конечно, в Москве не было ассирийских храмов, но они всегда свято верили в то, что Русская Православная Церковь и Ассирийская Церковь Востока – две братские церкви, поэтому регулярно посещали немногочисленные открытые храмы города, являясь едва ли не единственной постоянной их паствой. Большая часть ассирийцев посещала храмы, находившиеся неподалёку от их места проживания. Так, ассирийцы Самотёки посещали церковь святого Пимена, что на Новослободской, а также храм Троицы Живоначальной на Пятницком кладбище, где хоронили своих близких самотёчные, сретенские ассирийцы, а также жители дома №2 по Октябрьской улице. Церковь Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище посещали жители Пресни и Тишинки. Выходцы из деревни Ко, жившие в районе Тверского бульвара и Большой Никитской улицы посещали храм Воскресения, что в Брюсовом переулке. Жители Замоскворечья посещали храм Николая Чудотворца «в Кузнецах» и церковь в честь иконы «Всех скорбящих радость», что на Ордынке. Когда к 1960-х гг. умер Биньямин – последний рукоположенный ещё в Турции священник Церкви Востока, ассирийцы ещё более широко стали обращаться для совершения треб к священникам из РПЦ. Даже в годы самых жестоких гонений на Церковь ассирийцы продолжали крестить детей, венчаться, отпевать покойников. Московские старожилы также помнят, как в своих дворах ассирийцы, выходцы из того или иного района или деревни в Турции, собирались с тем, чтобы отпраздновать день святого, чей престольный праздник отмечался в их деревне. Интересно, что подобная традиция свойственна только ассирийцам, сербам и черногорцам, упомянутым выше. В Сербии и Черногории такие праздники называют «слава», а у ассирийцев они называются «шара» и «духрана» (от шаhра – «бдение», духрана – «жертва»). И если раньше в деревне такой праздник отмечался один раз в году, то в Москве шара и духрана проводят около 11-12 раз в течение года. Связано это с тем, что в Москве живут представители сразу многих деревень. Обычно традиция отмечать тот или иной праздник принадлежит одной семье, которая проводит его за свой счёт. Гости могут вносить пожертвования, но никто никогда не принуждает оплачивать пребывание на таком празднике. Именно благодаря проведению шара и духрана многие русские узнавали о культуре ассирийцев, ведь их музыка и танцы, кухня, язык, - всё это выглядело очень экзотично для патриархальной Москвы, так как ассирийцы не были похожи ни на один из народов Кавказа и Закавказья, известных в то время русским. Традиция проведения праздников существует и сегодня, на них часто бывают и представители других народов, живущих в Москве. Сегодня именно эти праздники можно назвать одним из важных элементов сплочения ассирийцев – ведь именно здесь можно услышать ассирийские песни, станцевать ассирийские круговые танцы, попробовать блюда национальной кухни, а главное – пообщаться с соплеменниками.

К сожалению, в 1970-1980-е гг. ассирийцы были расселены из мест своего компактного проживания, однако тесные родственные связи, праздники, общие традиции позволили им сохранить свою самобытность. С начала 1970-х гг. московская диаспора ассирийцев стала увеличиваться за счёт миграции жителей Закавказских республик в Москву. Этот процесс усилился в связи с развалом СССР и возникновением очагов нестабильности во многих регионах бывшего советского государства. Так, частью московской диаспоры стали выходцы из Азербайджана (жители городов Ханлар, Шамхор, Акстафа, Гянджа), Грузии (Тбилиси, Дзвели-Канда, Батуми, Кутаиси, Гардабани, Рустави) и Армении (Верхний Двин, Арзни, Койласар). Конечно, теперь ассирийцы уже не могли селиться компактно, как прежде, однако даже в это время многие из тех, кто приехал, к примеру, из города Ханлар в Азербайджане, старались селиться в районе Ленинского проспекта и Профсоюзной улицы. Многие выходцы из села Арзни в Армении живут в Балашихе.

Среди новой волны миграции были ассирийцы, предки которых попали в более привычные условия жизни на Кавказе, где они занимались преимущественно сельским хозяйством. Однако уже их дети в массе своей старались получить высшее образование, становясь квалифицированными специалистами во многих областях знаний. Кроме того, в Москву перебирались и ассирийцы из других городов России и Казахстана (где ассирийцы появились после начала сталинских депортаций в 1949 г.), а также Украины. При этом во многих республиках бывшего СССР ассирийцы являлись проводниками русской культуры и языка – уже на ранних этапах своего существования ассирийская диаспора была двуязычной, а в республиках Закавказья ассирийцы владели также и языком основного населения региона. Таким образом, в Москве собирались ассирийцы, совершенно разные по культуре мест своего проживания, однако их по-прежнему объединяет этническая принадлежность и приверженность русской культуре, где бы они не находились.

В 1998 году у ассирийцев в Москве также появилась своя церковь – храм Март Марьям Ассирийской Церкви Востока на Дубровке. Церковь стала важным звеном в сохранении ассирийской самобытности, языка, религиозных традиций. На данном этапе ведётся активный диалог между РПЦ и АЦВ на предмет утверждения общих богословских принципов, ведь именно Церковь помогала ассирийцам сохранить себя как народ. Ассирийцы, большая часть которых сегодня рассеяна в диаспорах в США, Австралии, Швеции, Германии, Франции, Великобритании, а также проживающие на своей исторической родине – в Ираке и Сирии, по-прежнему надеются на помощь России в урегулировании конфликтов, вызванных иностранным вмешательством во внутренние дела государств ближневосточного региона, что привело к образованию т.н. ИГИЛ, боевики которого уничтожают наследие ассирийской нации, убивают членов ассирийской общины за исповедание христианской веры. Всё это вынуждает ассирийцев, как и сто лет назад в Турции, покидать свою родину.

Разумеется, есть ряд проблем, которые переживает ассирийская диаспора России в целом и Москвы в частности. Во многих ассирийских семьях наблюдается тенденция перехода на русский язык общения в семье. При этом зачастую инициатива употребления русского языка исходит от родителей, желающих, чтобы их ребёнок в совершенстве владел государственным языком. Таким образом, теряется связь ассирийцев с родной культурой, что вполне естественно в условиях проживания вдали от исторической родины. Хотя ассирийцам Советского Союза и удалось в целом сохранить свой язык – даже в условиях «железного занавеса», живя в изоляции от других диаспор, ассирийцы СССР продолжали использовать ассирийский язык в быту, что не всегда можно сказать об ассирийцах из стран Европы и Америки, где ассимиляционные процессы гораздо более сильны. Разумеется, ассимиляция происходит и в России. Прежде всего, ассирийцы вступают в брак с русскими, армянами и грузинами, но во многих случаях дети от смешанных браков признают себя ассирийцами и являются активными членами диаспоры, создавая в дальнейшем ассирийские семьи. Конечно, ассимиляция является естественным процессом в век глобализации, однако именно многообразие и является важной консолидирующей силой, объединяющей столь разные народы, живущие в одном доме – России, именно поэтому сейчас особенно важно сохранить то, что удалось пронести ассирийцам сквозь столетие жизни в России.

Сегодня среди московских ассирийцев можно встретить представителей совершенно разных сфер общества и профессий – это и учёные, в том числе академики, военные, артисты, врачи, журналисты, государственные служащие и многие другие. Ассирийцев Москвы в полной мере можно назвать одной из наиболее интегрированных в российское общество диаспор, что само по себе удивительно, поскольку ассирийцы не являются коренным населением России. Более того – большая их часть на момент появления в России не владела русским языком и не была знакома с русской культурой, однако, несмотря на многочисленные сложности, всё же смогла, сохранив свою самобытность, стать частью сначала советского, а затем и российского общества.

 

Литература и источники:

 

  1. Зая И.Ю. История ассирийцев с древних времён до падения Византии. — М., 2009. — стр. 33, 273                        .  
  2. Там же. – стр. 215. 
  3. 1 Петра, 5:13.
  4. Левченко М.В. Крещение Руси при Владимире // Крещение Руси в трудах русских и советских историков. – М.: 1988. – стр. 135.
  5. Зая И.Ю. История ассирийцев с древних времён до падения Византии. — М.: ООО «ИПЦ "Маска"», 2009. — стр. 274. 
  6. Матвеев К.П. Древними путями миссионеров // Сборник: Дорогами тысячелетий. – М.: Молодая гвардия, 1988. – стр. 155.
  7. Бартольд В.В. Мусульманские известия о чингизидах-христианах // Работы по отдельным проблемам истории Средней Азии, (2), «Наука», Москва, 1964 г.
  8. Гумилев Л.Н. Эпоха Куликовской битвы. – «Огонек», 1980, №36.
  9. Веселовский С. Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев. — стр. 397.
  10. Зая И.Ю. История ассирийцев с древних времён до падения Византии. — М., 2009. — стр. 272. 
  11. Михайлов С.С., Фарис В.Г. Ассирийцы на новой родине: русский выбор. – М., 2015. – стр. 40.
  12. Там же. – стр. 49-78.
  13. Там же – стр. 104.
  14. Андреевский Г. Москва 20-30-е годы. – М.: 1998, с. 111.
  15. Садо С.М. «Материалы к биографическому словарю ассирийцев в России». – СПб., 2006. – стр. 18.
  16. Михайлов С.С., Фарис В.Г. Ассирийцы на новой родине: русский выбор. – М., 2015. – стр. 103.

 

17 Декабрь 2017, 07:02

Автор: Гость

|

Раздел: История

Всего комментариев: 0

Отправить комментарий

avatar